Astell&Kern — это Hi-Fi-аудиосистемы высшего уровня

Astell&Kern — это источники звука, звука студийного качества.

В наше время технологии цифровой звукозаписи позволяют запечатлеть звук таким, какой он есть на самом деле, практически без потерь и искажений. Но в то же время большинство слушателей этих записей ради возможности всегда иметь при себе обширную фонотеку жертвуют качеством звука — жертвуют объемом и реалистичностью акустической сцены, жертвуют чистотой и отчетливостью отдельных нот.

Astell&Kern хочет вернуть вам все это — и дать еще больше. Наша задача, наша основная цель — воссоздавать звук максимально приближенным к оригиналу, позволить вам услышать каждую деталь, каждую мелочь, которую вы могли не заметить на другой аудиосистеме. И то, как мы с этим справляемся, уже по достоинству оценили на всех континентах.

Звук студийного качества

В индустрии звукозаписи стандартом качества считается PCM-запись с разрешением 24 бита и частотой дискретизации до 192 кГц. Источники Astell&Kern поддерживают такое качество.

Что это значит и как это работает?

Во время записи микрофон воспринимает поступающий в него звук и превращает его в электрический сигнал, и напряжение сигнала соответствует интенсивности звука в каждый отдельный момент времени. Электрический сигнал поступает на АЦП звуковой карты, который в конкретные моменты с определенным интервалом превращает напряжение сигнала в двоичное число.

Если напряжение равно нулю, то и число равно нулю; если напряжение достигло заданного предела — то и число выбирается максимально доступное, то есть, все ячейки регистра АЦП заполняются не нулями, а единицами. Промежуточные напряжения кодируются промежуточными числами, и количество различимых ступеней интенсивности звука при этом зависит от разрядности регистра: восьмибитный регистр различает всего 56 ступеней, а 24-битный — почти 17 миллионов. Это и есть разрешение цифрового аудиосигнала.

Записанное двоичное число характеризует интенсивность звуковой волны только в один момент времени. Чтобы получить всю волну, нужно повторить такие замеры с некоторой периодичностью: например, 44 тысячи раз в секунду — это обеспечит запись звуков частотой до 22 кГц — то есть, всего диапазона, воспринимаемого даже самым чутким человеческим ухом, да еще и с небольшим запасом. Впрочем, это не предел — если записывать не 44, а 192 тысячи раз в секунду, станет возможным при редактировании звука исправлять детали, видимые только на приборах, чтобы максимально приблизить композицию к замыслу создателя — именно поэтому на лучших студиях используют именно такую частоту дискретизации.

Звучит нехитро. Почему же звук высокого разрешения — такая редкость?

Все дело в объеме информации.

Студийная запись в 24 бит × 192 кГц — это поток данных в 4608 килобит в секунду. Одна пятиминутная песня в таком качестве будет весить 173 мегабайта, а онлайн-радиостанции для трансляции всего на 200 слушателей понадобится гигабитный канал и соответствующее коммутационное оборудование.

Гораздо проще хранить и передавать данные, если их сжать и урезать — снизив разрешение до 16 бит, а частоту дискретизации до 44 кГц, мы получим такой поток данных, при котором на один компакт-диск можно уместить целый альбом. Именно эти параметры аудиосигнала и стали стандартом для CD-аудио, они позволяют сохранить многое в звуке, потеряв только самые маленькие детали, но для массового хранения или онлайн-передачи они все еще не подходят.

Сожмем поток еще сильнее — разрешение снизим до 8 бит, а частоту дискретизации до 32 кГц. Отлично! Мы получили аудиопоток в 256 кбит/с, который можно транслировать через Интернет и с которым можно заполнять память MP3-плееров и смартфонов тысячами песен. Но что со звуком? Разрешение 8 бит — это всего 56 ступеней интенсивности звука, в которых невозможно будет расслышать никаких мелочей исполнения, никаких эмоций вокала, ничего интересного, кроме ритма и тона; дискретизация в 32 кГц — это частоты звука не выше 16 кГц, то есть, можно смело забыть про верхнюю часть слухового диапазона, про обертона и высокие ноты.